impression / Я вам не скажу за всю Одессу…

Сложно говорить за любой город – где есть он и где ты*? Говорить за город-легенду со своим языком, чьи улицы стали песнями и афоризмами, - это как ждать стука в дверь. Но я таки имею что сказать за Адес, с которой сильно кидаешь брови на лоб)

 
Мы оказались здесь как последние шлемазалы. Имея на двоих одну визу (у меня) и зарплату (у него), половинка заявила, что все-таки хочет на море. До этого мы с полгода готовились к путешествию по Крымским горам, а подруга даже предложила арендовать ее квартиру в Феодосии за такие смешные деньги, что их лучше не озвучивать. Но дорога вышла настолько дороже, что от идеи увидеть мир с самой макушки Крыма – яйлы Чатырдаг отказались. Одесса стала альтернативой исключительно в силу дешевизны и простоты – меньше чем за сутки, без пересадки, на поезде – и ты уже на море. Тогда мы еще не представляли, что выбираем.

 
Половинка намеревалась осесть не в Одессе – Ильичевске (Черноморске?). И мы даже поехали тудою на желтом «Богдане» со скрипучими тормозами. Но так случилось, что одновременно с нами в Ильичевске решила отдохнуть половина всех туристов мира – квартир «на сегодня» не было. Единственное предложение, найденное на airbnb, имело обременение в виде двух стареньких хозяев, готовых прилечь на соседний узкий диван («а завтра мы уедем на дачу»).

 
Это было даже смешно – возвращаться на желтом «Богдане» со скрипучими тормозами в Одессу в полдесятого ночи, так и не увидев моря.

Посмотреть на него все же удалось – из окна квартиры, в которую привела тетя Лариса, лидер схватки агентов за наш кошелек на вокзале.

 
«Квартира моего сына действительно в новострое, - убеждала тетя Лариса, делая ударение на последнем слове - а не так, как у других агентов – дом стоит 5-6 лет, а о нем говорят, как за новострой. Мой «Апельсин» видно с вокзала, хотите прямо сейчас посмотреть? Евроремонт, все новое, до вас семейная пара была, только уехала, очень хвалила, можно жить! Еще другие просились, но у них ребенок, а сын не поставил вторую кровать. Я ему давно говорю: поставь вторую кровать, чтобы можно было ребенка положить. Но это если большой ребенок – маленьких мы не берем, они ручками заляпывают, от них потом квартиру отмывай, а у нас все чистое. До пляжа – 15 минут».

 
В первый день дорога на пляж заняла час – половина двориков была перекрыта, приходилось возвращаться и искать другой путь. Затем половинка проложила из «Апельсина» - оранжевого дома высотой в 25 этажей, где мы таки остановились, короткий маршрут – всего на полчаса. Не 15 обещанных минут («ты забыла, в каком городе находишься?» - начала реагировать на слова местных половинка), но все же. И потом, мы уже научились получать удовольствие от прогулок по тенистым улицам, заглядывая в магазины.

В том, что в Одессе дешевле, мы с удовлетворением выяснили в магазине «Французский бульвар», разглядывая ассортимент Одесского завода шампанских вин. Француз Генри Редерер знал, что делал, открывая производство в конце XIX века. 15 млн. бутылок шампанского в год, 34 вида под торговыми марками «Одесса» - с 2009 года завод вошел в крупнейшее объединение производителей алкоголя в мире Gruppo CAMPARI. Говорят, продукцию завода знают в самых разных странах мира. А вы?.. Нам на полках белорусских магазинов видеть не приходилось.

Продегустировав несколько вин на розлив (100 грамм – 15 гривен), мы решили остановиться на вине в литровых ПЭТ-бутылках (40 гривен за литр). Доллар во время нашего пребывания стоил 27,7 гривен…

 
Затем случайно зашли в (на?) «Чердакъ» - одну из точек сети быстрого питания Одессы «Буфет-Столовая». Еду здесь по большей части предлагали на вес в формате шведского стола: клиент собирает на блюдо все, что хочет, на кассе стоят весы. Со стороны выглядит как в нашем ЛИДО, только в Одессе самообслуживание, ассортимент блюд больше раза в четыре, а средний чек меньше раза в два. К примеру, сто грамм селедки под шубой, оливье или крабового салата обойдутся в 21,7 гривен, 190 грамм куриного филе с ананасом или свинины по-французски – 47 гривен, порция украинского борща в 300 грамм – 20 гривен, горохового – 16, мясной солянки – 33,7, харчо – 28,9 гривен.

Для веганов – отдельные предложения, помеченные зеленым стикером. С некоторых пор мы стали обращать внимание на такую еду и можем сказать – по сравнению с Минском здесь она представлена в огромном ассортименте, начиная от супов и заканчивая чипсами из киви и апельсинов. Попробовать все невозможно, каждое блюдо вкусное, почти все продукты – местные. А на следующий день – новинки в меню.

Еда в Одессе – отдельная тема. На Привозе мы купили овощей, думая, что будем готовить сами. «Чердак» и остальные городские кафе предложили лучший выбор, но попробовать тушеные баклажаны и крымский салат self-cooked все же довелось. Даже простой, казалось бы, украинский «синенький» заслуживает песни – до Комаровки его собратья по вкусу добираются нечасто, увы.

 
Кстати, о Привозе. Большой рынок находится в пяти минутах ходьбы от вокзала, но покупать продукты решили в магазинах – пусть немного дороже, зато намного чище. Привоз напоминает наши Ждановичи начала 90-х годов прошлого века – или любой рынок большого города Средних веков. Люди, кони и телеги (сегодня это автомобили, конечно) смешиваются в одну кучу, горы овощей вывалены на землю, много перекупов и полное отсутствие контроля за количеством проданного товара. При покупке, скажем, двух кило персиков тебя с легкостью обвесят на 500-600 грамм и доказать правоту невозможно – разве что получишь в ответ порцию одесского юмора и небольшой персик-компенсацию.

 
Но все это, конечно, мелочи по сравнению с рыбным отделом Нового Привоза под крышей.

 
 
Бычки, таранька, раки, мидии и еще с десяток сортов местной рыбы, которая еще утром плавала в Черном море, - такое среднестатический житель Беларуси может увидеть только за пределами самого стабильного государства в мире. Посреди рыбного изобилия бронзовая рыбачка Соня с половником и котом. Странно, что возле нее никто не фотографируется…

 
Чтобы сделать снимок достопримечательности, здесь надо отстоять очередь, обычно большую. Вот подход к одному из двенадцати самых известных стульев мира.

 
 


 
Здесь, в Одессе, стала ясна полная бессмысленность категоричности. Еще недавно плотная застройка Минска, многоэтажки которого торчат, словно он не город, а распальцованный кент, возмущала, после «Апельсина», не вызывает эмоций. Дело не в чиновниках, позволяющих строить там, где нельзя, а увеличении человеческого поголовья – а шо делать, если таки надо жить?

 
Еще раз о ценах. За сутки в «Апельсине» платили 900 гривен. Ничего особенного в новострое не увидели – наша новая квартира точно такая же. С той лишь разницей, что метр в нашем доме стоил $1,2 тыс. за квадрат, а в «Апельсине» - $650. Одесситы еще говорят, что у них дорогой город – я вас умоляю!..

Многоэтажки Одессы – особый вопрос. Хотя бы потому, что приморский город стоит на катакомбах – так называют сеть каменоломен, ни подробного плана которой, ни точной протяженности нет.

 
 
Расположенные на глубине 25-30 метров, подземные коридоры, их которых в прошлых веках выносили кирпичи из ракушечника, могут сыграть дурную шутку. Пройдя под центром города в сопровождении одессита Александра, мы узнали и о подземных исследованиях застройщиков, и о том, что найденные пустоты засыпают морским песком, чтобы устранить обвалы новостоев. Пока обвалов не было. Но одесситы, с которыми удавалось поговорить за жизнь, не сговариваясь, переходили на тему новостроев и выражали большие сомнения в их устойчивости.

 
«Обязательно посмотри на одесские дворики!» - написала знакомая, узнав, что оба мы оказались в Одессе и оба – впервые. Мы честно заглядывали во дворики. Делали фотографии развешенного белья, балконов, стен и окон. Но в кадры почему-то попадали коты – к ним у одесситов особое отношение.


 
У котов тоже – они рассматривают горожан, словно всё в Одессе, включая туристов, находится в их вечной собственности. Коты не высказывают к людям ни страха, ни почтения. Даже собак не боятся.

 
 
Я не особо люблю котов, но одного малыша, вдруг побежавшего за нами, чуть не взяли в Минск. Не удалось – котенка решила отогнать хозяйка пит-буля, неожиданно выросшего на пути. Вы не поверите – этот разбойник зашипел и прыгнул на женщину!

 
Пост про Одессу, обещанный вчера подруге и начатый на плохом одесском, на глазах оброс ненужными подробностями. Простите, что так много и бессистемно. Но город – он не в ценах или достопримечательностях, город в лицах людей, на языке которых невозможно научиться говорить. Здесь нужно родиться, чтобы рассказать об Одессе такой, какая она есть.

 
Поэтому лучше оставить за скобками рассказ о коньячном заводе Шустова, чей владелец, поставщик императорского дворца, настолько ошеломил французов качеством напитка, что получил право называть его коньяком. Промолчать о густом вкусе вин Тагировского завода. О Потемкинской лестнице и первом в Одессе памятнике – генералу-губернатору Одессы Арману Эмманюэлю дю Плесси, герцогу де Ришелье, к слову, родственнику того самого Ришелье.



Черт побери, даже об улицах Одессы можно писать и писать! О Малой Арнаутской, на которой делают весь дерибас)), о Дерибасовской). За улицу Пересыпь стыдно до сих пор – всю жизнь называла ее Пересы, напевая песенку про Костю-моряка…

 
Но есть ли смысл описывать главное, если главное все же не это?

 
Для нас Одесса стала городом, в котором мы каждую минуту ощущали счастье и безмятежность. Повидав с несколько десятков самых разных городов мира, вдруг словили себя на мысли: Одесса – лучше и Барселоны, и Гетеборга, и даже Монте Карло. Но не спрашивайте, почему, я вам не скажу за всю Одессу…

 
… В последние дни мы доставали из хозяйского буфета два винных бокала, осторожно заворачивали в полотенце и несли на пляж. Там, на краю волнореза, мы провожали день под новый вкус лозы.

 
Рядом были люди. Бормочущая бабушка готовилась ко сну, постелив на шезлонг кофту. Молодая пара целовалась в воде. Несколько человек запускали над морем китайские фонарики. Отец с дочерью и, кажется, черным лабрадором, шумно брызгались друг на друга соленой водой. Кажется, последней из воды вышла девочка, нехотя повинуясь приказу матери. День был жарким, а ночь, вместе с черной водой моря – теплой.


 
Каждый был счастлив на берегу этого безмятежного города.

 
*Справка блогера. Краткий одесский словарь.
Где вы есть? – вы не можете составить достойную конкуренцию; вам здесь нечего делать.
Ждать стука в дверь – сильно рисковать.
Иметь – наиболее распространенный термин в одесском зыке. В разговорной речи следует употреблять весьма осторожно, так как часто слово «иметь» служит синонимом конкретизированного понятия «жить».
Адес (а еще Одесс, Одест, Гадес, Адест, Адеста, Адессы) – Одесса..
Кинуть брови на лоб – удивиться.
Шлемазал – сумасшедший (ну это слово все знают, да?..)
Кент – человек, соблюдающий воровские законы; мужчина в расцвете сил и возможностей.

 
одесса,город,удовольствие,люди,одесский язык,шо?,таки да
  • Elem, 19.08.2018 20:47 #
    +1
    1
    Какой вкусный и сочный пост! Спасибо! А Пересы я тоже так называла)))
    ответить на комментарий
    • impression, 20.08.2018 10:42 #

      Ух, прям от сердца отлегло!)) Спасибо!! К слову, такие ослышки свойственны детям (хотя, конечно, и взрослые грешат) и называются мондегринами - от слов Lady Mondegreen, послышавшихся писательнице из Америки Сильвии Райт в строках одной шотландской баллады:  They have slain the Earl O' Moray,   And laid him on the green.
      ответить на комментарий
Ответить автору поста
impression
43 поста
Последние комментарии
Lea
ProstoOdinChelovek
function li_counter() {var liCounter = new Image(1,1);liCounter.src = '//counter.yadro.ru/hit;bloger?t44.6;r'+((typeof(screen)=='undefined')?'':';s'+screen.width+'*'+screen.height+'*'+(screen.colorDepth?screen.colorDepth:screen.pixelDepth))+';u'+escape(document.URL)+';'+Math.random();}